Приветствую Вас Гость | RSS

ПЛАСТИЛИНОВЫЙ АИСТ  

Вторник, 19-09-2017, 15:24
Главная » Файлы » The selected » осень, 2011 г.

Константинова Ольга Васильевна
01-11-2011, 21:12

Буря

 Как сине-мутная вода о берег хлещет,

Как сине-черная беда берёт за плечи -

А ты стоишь, перед тобой бушует море,

И ветер-каторжник поет: «Свобода, воля!»

Ты смотришь вдаль, чтобы увидеть смерть пучины,

В морской волне зачата гибели причина.

Ты умираешь в гневе, как и море,

Оно бушует, чтобы вылить своё горе.

Оно бушует. Рвет себя на части.

Бушует яростно, вздымая грудь от страсти,

И ты, как часть безумного порыва,

Стоишь у бешеной воды, как у обрыва…

Раскинув руки, ловишь мокрый ветер,

Чтоб раствориться в яростном ответе.

Забыв молчание, к которому привык -

В груди рождается и возрастает крик.

 

  

Экзистенция

 Утонуть бы.

В ветре

В море

в твоём дыхании…

А у меня –

ни крыльев ни жабр, чтобы пить воду солёную.

Волны…

Господи, мне кажется,

мы родились когда-то из них,

Вышли из прибоя

страстью охваченного

И стояли

               как

                      самые живые из всех дышащих

Ветер

был нашим отцом

был самым сильным

и самым преданным.

А мы

            стояли

бурной водой рожденные

                    и

криками слагали

                самые людские песни.

Волны

захлёстывали новые сердца

бросали на колени

                     от желания жить

слезами пылали в глазах

         впервые видящих.

И мы рыдали!

Разрывали грудь пальцами

Выбивали грохот ладонями

Погружались в мокрый песок

                                           пятками.

Разные такие

         как капли разные.

А так похоже

           ракушки к уху прикладываем

И смотрим      одинаково

взглядом        блуждающим

           в материнское

                лоно воды.

 

  

«Атмосфера»

Под мелодию истомы и мира,

В самом сказочном месте,

Похожем на дом Белоснежки:

 

С маленькими чашечками

              с деревянной мебелью

              с мягкими сиденьями.

Плыву по удивительным фантазиям.

Стихи нитями гладкими

                           шёлковыми

                                          по столу разливаются.

Корица дурманит дыхание

                                голову

Музыка в руках заплетается…

Вкусом яблок на языке

               чайным теплом в губы.

И так хочется шепнуть робкой девушке

           просьбы по меню принимающей

            когда она пастелью разливает краски:

«Милая, каково Вам быть героиней

                                                             сказки?»

 

  

Записки на ночь

 Бессонница.

Бессонница рук, чувств, глаз.

И какой-то холод ветром по полу.

 

Затворница

Самой себя. Ещё миг, отдам приказ 

И упаду бездыханной.

 

А из ворот души 

Выйдет сильная, поднимет и в губы

Вольётся дыханием.

 

Разум тихо так: "Дыши, дыши,

Завтра будет солнечный, нежный день,

Разбавленный моим молчанием."

 

 

(В ночь на пятое января)

  я б и найти рада,

 Да закончились Маяковские.

 Тризну по ним написать бы надо

 Но всё некогда.

 Дорогие! Крепкие, мудрые,

 с добрыми взглядами - 

 вы вымерли.

 Последние из вас

                тоскно топчут асфальт ногами.

 И чёрт бы вас побрал!

      Не в своём времени я,

 Не туда пришла, не с теми живу.

 Мои друзья - единицы,

и совсем не кому дарить сладкосердность,

 нет на кого глянуть нежноглазно.

 Ушёл он.

      У ш ё л

 И стало мне ясно

 как в снежную ночь - 

 закончились Маяковские -

 закончилось мужество,

 Не кому теперь дарить в ласках

      ни сына, ни дочь.

 

 

 

На вершину Говерлы

 Десять человеческих душ

Тонкой вереницей усталости и движения.

В единственном шаге семь миль

Земля прогибается под коленями.

Сжимая зубами жизнь,

Вопишь, извергаясь силами:

"Мир, на меня обернись,

Я покорил себя этими

                              снежными вершинами!"

Я оставил гордость глупцам,

Святость - возвышенным, шутки - смеющимся,

Я возложил на престол Творца

себя-гибнущего и себя-живущего.

Переступил за край страхов всех

Подставляя себя товарищу,

За один миллиметр пути

Отпустил все мирские жалости.

Я оставил в тепле груди

Лишь одно всезовущее чувство - 

Любить. Всё, где мне идти или не идти,

Любить всё, что живо и суще.

 

Впереди меня человек.

За спиной - позади идущий.

Наступаю в мохнатый снег,

Заливаясь слезой поющей.

 


Тайное

 Не бери меня - страшно.

   Ноги в песке и море

      руки в волосах

Открываешь небо мне - важным,

самым важным моим

                              хочешь ли стать?

Тайну тебе лишь выдам -

         боюсь доверять,

        боюсь быть открытой

Страшно - страх в поцелуе

                                прячу.

Закрываюсь от себя же.

         Значишь ли? -

                                   Значишь.

Но тревожно и голодно -

и слишком быстро - что со мной?

Близко и за седьмой милей

Ты. Ты ли?

Хочешь знать всё про меня -

      или сам боишься?

Давай просто выдохнём, отказавшись от мыслей -

И… только вообрази это -

      сдаться друг другу

                       и стать        любимыми.

Как, как ты чувствуешь -

           смогли бы мы?

   

Из звучащего

* * *

Нотным станом за душу

    глубина мелодии 

Пальцами чьими-то

    льётся по комнате. 

Странность и струнность

             человеческая 

превращает в мифологию

     песенную конечность. 

Гитарным звоном

    задыхается 

Грудь людская творящая,

Мелькает тонорность

                  в такт 

   пляшет струна звенящая. 

Телом женщины живой

     аккордами израненной плачущей 

Телом женщины тихой

     навсегда свой дом оставляющей, 

Изливает лады и одиночество

           перебором 

Дышит в такт с ласкающим её

                минором… 

 

Отказаться сможешь ли

    от такого дара? 

Из любви к огню

   молчит нотным станом 

                                   гитара.

 

 

За пару минут до отправления

Вокзал. И поцелуй в ладони на прощанье            

                                                               держу

 Дышу на сжатый кисти сгиб.

 Зачем мне в поезд. Уезжаю...

                                       Ещё б немного.

             Помолчим?

 Нить до прощанья. Чтоб не плакать

 одели резкие улыбки.

 Зарыли, спрятали словами тени

                                         разлук

 Где тонко, там "мы были",

 там рвётся застывая звук -

  На толстых стёклах отпечатки любви 

                                                     и рук

Что я могу? Толчок вагона -  

                             пирон уходит - 

 Я и ты уже по разные законы 

                      одной мечты.

 Что я могу?

       Последним взглядом хранить тебя,

                     как Бог хранит.

 Прощай мне всё - я виновата!

    Мы виноваты...

        Отпустить

                              пирон

                                      тебя

        твой тихий город

        мой новый день без окончанья - 

             Оставить в памяти молчанье

                    И тёплый поцелуй в ладони, 

       со взглядом, запахом и вкусом

                      слов 

                               Ж д и  меня  и  п о м н и

 

Категория: осень, 2011 г. | Добавил: Nerpa
Просмотров: 770 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: