Приветствую Вас Гость | RSS

ПЛАСТИЛИНОВЫЙ АИСТ  

Суббота, 31-10-2020, 13:19
Главная » Файлы » Участники » Пластилиновый Аист - 9. [31.10.08]

Шамеков Александр
02-11-2008, 13:32
Колыбельная
И хрупок наш мир. Он рушится на части.
О, сколько просил я людей разной масти
Меня в брод провести, показать мне дорогу,
Но в ответ получал «Сам бреди понемногу».

Ой, и хрупок наш мир. Собираем осколки.
Давай устроим мы пир на могильном пригорке!
Давай мы плюнем в воду и ее напьемся!
Эх. Как знать! Может, в свет никогда не пробьемся…

Ах! И хрупок наш мир, как старое полено.
Топором по ноге – заболело колено.
Твой кулак угодил прямо по носу другу,
И тогда цепь ударов вновь замкнется по кругу.

Да. Ты хрупок наш мир. Дал ты трещину снизу. 
Ты уже ставишь, сир, мне загробную визу.
Ты смешон и ужасен. Лишь смеешься в ответ, 
Людям даришь надежды, которых то нет!

Слишком хрупок наш мир. Позабыт позаброшен.
В череде своих снов сонным маревом скошен.
Спи, усни, но запомни: ты лег уж на край…
Остывает земля,.. вместе с ней остывай.


Мой театр.
Опера спета. Выключен свет.
Догорают на окнах последние тени.
Просто я опоздал на священный обед,
Просто я не успел… Рвется мозг от мигрени.
Только мы в коридоре сидим, тихо ждем.
Уж за сценой не слышны веселые речи.
Свет погас, и горят в канделябрах огнем
Одинокие, вечно нетленные свечи.
Чего занавес ждет, о ком помнит партер?
И рояль почему уж играть нам не может?
А на сцене рождались и Гюго, и Вальтер,
И Королева не раз восседала на ложе.
Много раз свою смерть Дездемона встречала,
И на сцене по морю бродил Одиссей…
А теперь тишина. Я не помню печали.
Мой портрет все висит средь портретов друзей.
Но мы уйдем за кулисы, там ждет воздух осенний, 
Там наш дом, там единый вопрос и ответ…
Догорают на окнах последние тени.
Наша опера спета. Выключен свет.


Мы?!
Мы с тобою другие.
Мы с тобой не такие как все.
Мы живем под другим солнцем.
Мы не знаем законов,
Наши деды живут на войне,
Пишут пальцами по красному донцу.
Дети смеются в скалах.
Эхом звучит их чистый смех,
Только больше нет у них памяти.
Дети плачут у моря.
Чайки взор свой бросают вверх,
Но вы это не во что ни ставите!
Мы с тобою другие,
Мы отбрасываем за собою тень,
Мы еще просто верим людям.
Мы пока молодые,
Мы рады прожить еще один день,
Мы еще прижимаемся к земным грудям.
Только ветер знает, 
Только тихо остается все вокруг,
Только мы с тобой не такие.
Он в толпе не страдает,
Он с ближним давно не друг…
Да, мы с тобою совсем другие!
Дети забвенны в лесу.
Каждая капля их безыменности
Дарит спокойствие черствым судьбам.
Хоть вы иссушили слезу,
Вы не расстались со следами тленности,
Вы уже не верите странным людям.
Мы с тобою ушли!
Хоть и другие, но мы не помним имени,
Мы забыли лица окружающих,
Мы ничего не нашли.
Мы другие, но не слышим времени.
Мы одни из тысячи замерзающих!
Мы другие, другие!!!
Мы одни и не знаем,
Кто страдает и верит,
Кто в своем одиночестве не похож на толпы окружающих, но пропивает и выбрасывает свою память.
А другие ли мы?


Солнце
Ясно. И все. Конец.
Ясно. Мы все забыли.
А помнишь, как когда то пили
Мы сладость от пьяных сердец?
Знаешь, это не сон.
Слышишь? Звук электрички?
Быть может то в перекличке
Застыл колокольный звон.
Тихо… Лишь лай собаки.
Тихо!.. Не буди тишину.
Оставь ка ее погулять ты одну
В ночном густом и звонком мраке.
Веришь, мне не смешно.
Не надо, оставь насмешки.
Мир собран был за 7 дней, в спешке,
Пора б узреть нам то давно…
Ясность. И все – конец.
Мне ясно – пути начало.
И как бы скрипка не кричала
Ведет скорбь счастье под венец…
И ясно все… жаль разлетится сизый тот кумар.
И в точку плоскую сойдется снова шар.

Этот смешной ад
Я понимаю, что однажды в аду
Одним прекрасным утром себя я найду.
И там, опустившись на самое дно,
Граненым стаканом буду пить я вино,
Сухое вино цвета красной крови,
И, пытаясь прикурить, чуть не спалю свои брови,
А потом, затянувшись сизым дымом,
Стану Богам Смерти настоящим нарывом:
Поиграю с ними в кости на годы службы,
Разопью пару бутылок в честь новой дружбы,
Коль удача улыбнется, убегу оттуда,
От этого проклятого заточенного люда.
И вновь на земле точно так, как в аду
Свою пьяную жизнь как и прежде веду.

Проснулся я утром, это был сон.
В ушах доселе стоит пьяный звон.
Шатает, размыты лица всех горожан,
А в углу лежит Бога Смерти стакан.


Категория: Пластилиновый Аист - 9. [31.10.08] | Добавил: Nerpa
Просмотров: 907 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
03-11-2008
1. прОстО Я [Материал]
свой стиль, свои мысли, свои темы...и совсем даже они не загонные))))

Имя *:
Email *:
Код *: